Как змейс увидел Новый Год

Каждую зиму змейс спал. Вернее, он совсем не знал, что такое зима. С наступлением холодов змейс начинал непрерывно зевать, зябнуть, характер его стремительно портился.  А как вы думали? Попробуйте оставаться добрым и благодушным, когда каждая чешуйка становится дыбом и вас непрерывно бьет озноб. Змейс сердился на себя, стеснялся вспышек своего гнева и забирался в нору под корнями большого дуба. Здесь, в «своей пещере», раздосадованный на себя и на холод, змейс зарывался в кучу сухих листьев и травинок и засыпал.

Сколько он спал, змейс не знал. Снов он никогда не видел. Змейс просыпался и всегда обнаруживал, что снаружи вполне тепло, а солнечные лучи нагрели его любимый камень у входа в нору. Не раз он слышал от обитателей волшебного леса «год прошел», «в прошлом году». Кто такой этот год, куда он ходит пока змейс спит и почему он бывает то прошлый, то новый – чешуйчатый никак не мог уразуметь. Старый, новый, прошлый, будущий… В голове у змейса складывалась картинка: целая стая неведомых существ неслышно идет по лесу. За-сне-жен-ному. Про снег ему наверещала белка. Про снег рассказывали зайцы и старый лис. Змейс закрывал глаза и все пытался представить сверкающие волшебные звездочки, которыми украшался лес перед Новым Годом. Чудесные звездочки сверкали и переливались всеми цветами радуги, как драгоценные алмазы, хрустели под лапами зверья и, по отзывам, были штукой хорошей, полезной и красивой. «И какой Новый Год без снега, – втолковывал змейсу старый приятель – рыжий охотничий пес. – Год приходит ночью, – словоохотливо делился пес, – и все люди стараются его встретить. Они ждут, когда часы пробьют полночь, а потом весело кричат, что Новый Год уже наступил. Странно, что мой чуткий нос никак не может его унюхать, но все говорят, что он уже здесь. Это великий волшебник. Самое чудесное время – это ожидание его прихода. Видел бы ты как все радуются, готовят друг другу подарки, а потом веселятся всю ночь. Говорят, в эту ночь случаются настоящие чудеса».

Змейс вздыхал и расстраивался. Он не мог не спать с наступлением холодов. Змейс убрал из норы сухую траву и листья, устлал пол пещеры мелкими камнями. Камешки больно царапались, впивались в бока, но змейс помимо своей воли все равно засыпал. И тут случилось чудо. Пещера змейса превратилась в сверкающий ледяными алмазами зал, а над его ложем склонились двое. «Спит?» – шепотом спросил тот, что был старше. «Да, дед», – отозвался молодой голос. «Укрой его теплее и пусть ему всю зиму снятся волшебные сны».

Змейс почувствовал, как его окутывает мягкое, невесомое тепло, свернулся в клубок и сквозь сон счастливо прошипел: «Вы всё-таки пришли!»

«Спи, длиннохвостый, скоро лето», – голоса растворились в перезвоне волшебных колокольчиков, а змейс спал и видел сны. Самые волшебные сны заснеженнего леса.

 Сивка