Магические парадоксы

Маленькая семья, или как левитационные чары приносят простое счастье

 

Гарри жил в маленькой, но очень уютной квартире, которую ему выдало Министерство Магии за трудолюбие и хорошую работу на поприще библиотекаря.

Но жил он там не один – а с двумя замечательными (иногда не очень) женщинами – с любимой женой Тулузой и тещей Ассей Когтеврановной. Чтобы было понятно, как протекал каждый день скромного библиотекаря, стоит рассказать о прекрасных особах, окружающих Гарри в семейном пространстве. Асся Когтеврановна была женщиной суровой, но справедливой. В прошлом, руководитель целого отдела, она и на пенсии не утратила желания командовать и во всем держать порядок. Взгляд ее редко излучал любовь, а командный голос никак не отдавал нежностью, но Гарри всегда верил в то, что внутри нее живет добрая и заботливая женщина. Просто где-то глубоко внутри.

В свои обязанности Асся Когтеврановна сама себе вменила смотреть за идеальным порядком в жилье молодой семьи. Притом правила порядка достойно заняли бы пару библиотечных полок.

Тулуза была полной противоположностью своей мамы. Она была девушкой покладистой, мягкого характера и обладательницей нежного и сладкого голоса. С Гарри она познакомилась в библиотеке и искренне его любила, впрочем, как и он ее.

Но была одна общая особенность у Асси Когтеврановны и ее дочери – обе они были женщины той самой красоты, воспетой в эпоху Возрождения. Их формы были округлы и излишне прекрасны. Ну, в смысле того, что прекрасного в них было много, излишне много.

Теперь вы знаете основных персонажей, но остается открытым вопрос: причем же здесь левитационные чары?

Да все очень просто. Именно магия левитации спасала хрупкий быт и сильную любовь в этой семье. Например, Гарри (как и все библиотекари) имел телосложение весьма хрупкое, но это никак ни сказывалось на его любви к Тулузе. Он носил ее на руках каждый день в прямом и переносном смысле (и тут, как вы понимаете, никак не обошлось без заклинания «Мобиликорпус», хотя если бы он носил Ассю Когтеврановну, то скорее подошло бы «Пиертотум Локомотор»).

Тулуза же, в свою очередь, всегда успевала спрятать от мамы носки мужа.  И ей в этом очень помогало простое заклинание «Вингардиум Левиоса». И не раз спасало от смерти (притом, с кровавыми пытками) Гарри, .

Ну а всеми любимая Асся Когтеврановна с удовольствием делала перестановку в доме каждый день, не напрягая своего тощего зятя. Правда, вновь приходилось переписывать правила домопроживания, но женщину это совсем не напрягало, в отличие от всех остальных.

Вот так небольшой раздел знаний о левитационных чарах успешно склеивал хрупкое счастье маленькой семьи.

 

5 минут, или насколько важны бытовые заклинания в мире волшебников

Солнце поднялось уже достаточно высоко и своими теплыми лучами полировало комнату молодого, но очень талантливого практиканта Грона. Времени на сладкие полудремотные потягивания у юноши не было – еще предстояло с утра подготовиться к работе.

Кофе должен был прибавить сил и дать заряд бодрости – 5 минут. Горячий напиток приятно наполнял разум светлыми мыслями, а тело желанием двигаться.

Помыть чашку за собой, а то Инесс расстроится – 5 минут.

Галстук – 5 минут.

Собрать портфель – 5 минут.

Почистить туфли – 5 минут.

Лифт, дорога, пробки – 5 минут, 5 минут, 5 минут…

Не сказать, что Грон был несчастливым. Напротив, он себя ощущал вполне перспективным, молодым волшебником-практикантом, который каждый день бежал на работу с легким ощущением волнения от предстоящих открытий и опытов. Просто когда-то, века три назад, если не больше, Министерство магии внесло революционный закон. Смысл его был в определении магии, как ресурса возможно конечного, и, следовательно, его применение возможно лишь для благих и крупных целей и не иначе. Творить волшебство разрешалось по талонам, в специально отведенных местах и в лабораториях – для великих открытий в области военной магии.

Но это отступление, вернемся же к молодому Грону. А он уже забегает в лабораторию и здоровается со своими коллегами.

– Ну что, что у нас сегодня новенького?! – Грон одел свой халат и стоял над душой другого, не менее симпатичного и умного практиканта.

– Да вот, пока микроскоп помыл, стол подготовил и время магии кончилось.

– Блин, опять не успели. – Грон был расстроен, но все-таки продолжил заниматься обычной ежедневной работой.

 

1:00 ночи. Ночь не бывает тихой, и Грон думал о своем великом открытии под шуршание веток за окном. Он мечтал сделать чудо-машину, которая будет делать за человека все по дому, раз нельзя пользоваться магией. И стирать, и убирать, и даже мыть посуду. «Эх, тогда каждому хватало бы 5 минут на все это, и можно было бы спокойно творить в мире волшебства. Ведь всегда не хватает чуть-чуть – каких-то 5 минут». На этой мысли Грон вздохнул, покрепче обнял Инесс и заснул, предвкушая, что завтра у него обязательно все получится.

 

Зачем волшебникам нужен электрический свет?!

Грегор лежал на диване невнятной расцветки и пытался читать книгу. Именно пытался, так как света его палочки еле хватало на книгу и немного осветить место на ковре, где играл его полуторогодовалый сын.

– Милая, ну мне очень надо подготовиться к докладу! – голос Грегора сквозил скорее просьбой и мольбой, чем приказным тоном.

Кучерявая рыжая голова выглянула из-за угла. По правде говоря, то, что у Марии ярко-рыжие волосы, Грегор скорее воскрешал из дневной хроники своей памяти, так как сумрак в их квартире не давал возможности что-либо окрашивать в цвета.

– А так мы умрем с голоду! Я почти закончила.

Грегор вздохнул, но понимал, что он даже не может пойти к Марии со своей палочкой, чтобы помочь, так как тогда их маленький сын может совсем бесконтрольно потеряться во тьме.

Вечера были не лучшим временем для семьи. В их городе были запрещены столь романтические вещи как свечи, так как их использование часто приводило к пожарам.

– Эх, а может к новому году закажем еще одну палочку в рассрочку! – юноша впал в мечтательное состояние, которые позволяет в облаках увидеть животных, а в маленькой зарплате – перспективы. Или родители подарят…

– Грегор! – крик Марии вырвал молодого волшебника из его области грез и фантазий и вернул в реальность.

– Иду, милая! – подхватив своего маленького сына под мышку, парень отправился в дорогу на кухню, освещая себе путь своей единственной палочкой… В его мечтах их коридор был весь в подставках для новых волшебных инструментов, что могли отнять жизнь у любого существа, но не могли осветить их маленькое и уютное жилье.

Eva Prudens